Дело Мусы Мусаева на 2 октября 2018 г.

В Советском районном суде Махачкалы 2 октября начался процесс по делу бывшего мэра Махачкалы Мусы Мусаева. Ему было предъявлено обвинение в совершении действий, явно выходящих за пределы его полномочий, с причинением тяжких последствий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ). Пять эпизодов дела связано с незаконной продажей земельных участков физическим и юридическим лицам.

По ходатайству подсудимого, поддержанному прокуратурой, суд рассматривает дело в особом порядке — господин Мусаев пошел на сотрудничество со следствием и признал свою вину.

Следствие инкриминировало экс-мэру незаконную передачу в собственность трем физическим и двум юридическим лицам пяти земельных участков общей площадью более 18 тыс. кв. м. Ущерб, причиненный городскому бюджету, был оценен в сумму свыше 48 млн руб.

В начале заседания бывший мэр подтвердил, что признает свою вину, и по просьбе судьи Далгата Гаджиева рассказал о том, в чем заключалось его содействие следствию. Затем адвокат Сулейман Азуев попросил суд приобщить к материалам дела письмо от общественной палаты дагестанской столицы и документы, подтверждающие наличие у его подзащитного званий и наград.

Общественники назвали господина Мусаева талантливым руководителем, оставившим «четкий след в развитии» Махачкалы, и попросили судью назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы. Документы свидетельствовали о наличии у Мусы Мусаева звания «заслуженный экономист Республики Дагестан» и республиканских медалей «За любовь к родной земле» и «За доблестный труд».

Затем представитель государственного обвинения попросил судью объявить перерыв для того, чтобы подготовиться к прениям с учетом приобщения к делу новых документов, характеризующих личность бывшего мэра.

Очередное заседание суда назначено на утро среды, 3 октября.

В январе Советский районный суд Махачкалы арестовал господина Мусаева. Его адвокаты настаивали на отсутствии оснований для ареста. 26 января Ессентукский городской суд отстранил господина Мусаева от должности мэра Махачкалы.


Предлагаем выступление Мусы Мусаев на сегодняшнем заседании суда без редактирования:

Муса Мусаев: «Ваша честь, я начну с самого начала. Приступая к исполнению своих служебных обязанностей, мне было передано более 7 тысяч документов, которые находились в Администрации с отсроченным сроком более года. Ту огромадную работу, которую Администрация начала делать вместе со всеми участниками Управления на самом деле может быть позволило менее качественно обработать данные. На сегодняшний день, ваша честь, более 25 тысяч постановлений вышли из Администрации города, которые были проверены более 25 раз разными проверяющими службами.

И эти пять документов, которые вышли с нарушениями, я думаю, говорят тоже о качестве работников Администрации. Я не сомневаюсь в качестве своих работников Юридического отдела, отдела Земельного и Архитектуры, но я хочу по существу остановиться на СПК, прояснить эту ситуацию. Я ни в коем случае не хочу говорить, что я перекладываю вину на других работников, но за день у меня бывает более 400 документов и каждый документ содержит более 50 листов, для того чтобы его проанализировать, завизировать, поставить подпись. Я ставлю подпись только в том случае и поднимается документ только в том случае, когда все подписи на постановление соответствуют законной действительности. И с этим документом получилось так, когда я увидел 2,5%, я на самом деле Курбану возразил, я говорю – «не может быть, я столько времени здесь нахожусь, 2,5%, предоставить земельный участок как бы есть проблема».

Но он меня убеждал, уговаривал, что есть норма, закон республики Дагестан, который позволяет за 2,5% предоставить этот земельный участок. Я посмотрел все подписи, все соответствуют действительности, и ни одному из тех подписантов, которыми 25 тысяч постановлений было подписано, у меня оснований не доверять нет, у меня очень грамотный начальник юридического управления.

Поэтому он меня уговорил и его (подпись – прим. РИА «Дербент») поставил за себя, понимая, что эта норма закона присутствует, а потом мы в 2017-м году узнали, что эта норма была отменена Прокуратурой, 8 лет этот закон работал на территории республики Дагестан. Поэтому, ваша честь, я признаю в любом случае, моя виза является основанием в документе, и сейчас перекладывать на кого-то это не собираюсь абсолютно, просто я поясняю сам мотив. Я его на самом деле не подписывал, наверное, минут 30. У нас состоялся разговор, даже после этого, заново перепроверив, на самом деле, мы убедились, что такая норма в законе есть и как бы нехотя я его подписал, но на всё, как говорится, что случилось – то случилось. Остальные вопросы, ваша честь, я также не хочу говорить, что…я ни от одного который работает в юридическом управлении, представителя, может даже второй или третий раз вижу этого парня, ни один человек никогда, ни с одним предложением ко мне не подходил, чтобы я за какие-то интересы кому-то что-то решал.

Из ста человек, которые каждый день приходили ко мне на приём, 90 человек приходят с просьбой: чтобы решить какие-то земельные вопросы и 10 человек приходят с вопросом трудоустройства. У меня практически 20-18 часов рабочий день, каждый день. Поэтому, ваша честь, я признаю то, что все документы, которые говорил сейчас представитель Прокуратуры, на самом деле это недоработка моих работников, за которых я несу персональную ответственность, поэтому я признаю свою вину и, если бы не моя виза, эти документы не вышли бы. Я тоже их винить из 25 тысяч того объёма документов, что 5 документов вышли с такой ошибкой тоже не собираюсь, на всё, как говорится, уже произошло, то что случилось – то случилось. Поэтому, ваша честь, по этим вопросам я свою вину признаю полностью и её перекладывать на своих коллег не хочу».

Судья – содействие следствию в чём выразилось, ещё раз уточните.

Муса Мусаев: «Когда следствие вело, первые вопросы были: кто являлся инициатором, кто приходил, кто просил за эти документы. Ну на самом деле за некоторые документы я даже с трудом вспомнил, потому что, я же вам говорю, ваша честь, в день минимум 50 человек я принимал на приём, бывало и 100 человек и 120 человек, и они все приходят с просьбой, чтобы решить.

У нас же в Дагестане: к тому зайдёт, от того пришёл, от этого пришёл и в массе этих документов вспомнить, что…Да, на самом деле приходил мой родственник, просил посмотреть, потому что документы залежались, я говорю – «7 тысяч документов лежали, до меня которое было руководство города, с рядовым нарушением срока предоставления услуги населению».

Поэтому, там такой авральный режим работы, мне приходилось, юристы знают, 18 часов в сутки работать, чтобы прекратить это количество документов, которые пульсировались с отдела в отдел, с управления в управление, нам пришлось создавать комиссии, которые отдельно бы работали.

Я вспомнил, что приходил мой брат, на самом деле мой родственник, он попросил меня в ряде документов, которые можно было бы быстрее посмотреть, чтобы предоставить экспертам. Поэтому, ваша честь, я без злого умысла, попросил ускорить этот процесс, что у него не так с документами, с какими нарушениями. Наличие всех подписей мне тоже дало уверенности, что это правильно.

Если бы не подписал – эти документы не вышли бы. Я предоставил следствию своего родственника, который обращался с этой просьбой ко мне. Все земельные участки эти поданы в суд и по половине из них уже вынесены судебные решения, практически они все готовы к возврату по завершению судебного разбирательства».

РИА «Дербент» © Источник: https://riaderbent.ru/musa-musaev-chto-sluchilos-to-sluchilos.html