Эксперты считают, что объяснить причину неосвоения 10 млрд должен был не Васильев, а Здунов

Дагестанское правительство не смогло освоить в прошлом году свыше 10 миллиардов рублей, которые были возвращены в федеральный бюджет. Глава Дагестана Владимир Васильев не видит в этом каких-то серьезных проблем. Однако опрошенные корреспондентом «Нового дела» эксперты считают, что это показатель неэффективной работы новой команды, в частности руководства правительства республики.

Информация о том, что Дагестан не смог вовремя израсходовать порядка 10 миллиардов рублей в прошлом году и был вынужден вернуть их в федеральный бюджет, появилась в прессе в начале февраля. Официально эту информацию власти республики долгое время не комментировали. Только 19 февраля глава Дагестана Владимир Васильев в интервью журналисту РБК рассказал свою версию о причинах этого.

Глава республики подтвердил, что действительно Дагестан вернул деньги в федеральный бюджет, и пояснил следующее:

«Да, это так, действительно так получилось. Мы где-то три миллиарда рублей собрали больше налогов. К нам возвратились некоторые бизнесы, которые раньше уходили. У нас один бизнес зарегистрировался, который принес 1,9 миллиарда рублей. Хотя раньше эти деньги были в другом субъекте. У нас были проведены комплексные мероприятия. Это проблема роста в лучшую сторону. Например, на одном мосту по дорожному строительству наш новый министр провел повторные торги. Мост был уже расторгован на 1,5 миллиарда рублей, но во второй раз необходимая сумма на тот же мост была уменьшена до одного миллиарда рублей. Сокращено 500 миллионов рублей. Удивительно, но выиграл тот же подрядчик, который строил, и строить будет дешевле. Вот таких у нас торгов было не только по мостам, там были еще. И вот вся эта сумма, которая собралась, она не была израсходована. Но эти деньги никуда не денутся, это кто-то вырвал из контекста. Мы все подготовили в бюджете в этом году, работаем с парламентом очень плотно. Мы все отработали, у нас очень сильный финансист. Все это открыто, легально».

Доктор экономических наук, председатель Кавказского политико-экономического клуба «Развитие регионов: Стратегия?2050» Сергей Дохолян в интервью информагентству «Дербент» сравнил попытку объяснить провал правительства «характерной для прежних лет практикой “замести мусор под ковер”».

«Возникает закономерный вопрос о том, насколько распоряжения Васильева вообще реализуются его правительством и «старой командой»? Владимир Васильев по-прежнему опирается в основном на тот кадровый состав, который сформировался до его прихода. Он не решился проводить радикальное «очищение» и «обновление» среди республиканских чиновников, несмотря на то, что этот состав уже доказал свою неэффективность. И «вторая попытка», которая была им предоставлена, по сути, оказалась неудачной. Эксперты вынуждены «угадывать», а хотелось бы делать выводы на основе адекватных данных. Если финансирование не освоено, то это показатель плохой организации работы правительства — вовремя не провели конкурсные процедуры, не работали с возможными заказчиками. Раньше были свои аффилированные компании, которые выигрывали конкурсы, теперь что-то не украли, но нормально конкурс организовать тоже не получилось. Возможно, бизнес, запуганный репрессивными мерами, решил отказаться от «освоения» бюджетных денег. Нужны ясные «правила игры» для бизнеса, он должен видеть в государстве «партнера», а не угрозу собственному существованию. Не факт, что бизнес «нацелен воровать», ведь эти деньги шли не бизнесу, а в «откат» чиновнику, и бизнес остается «при своих». Просто нет полной уверенности, что проект удастся закрыть, а не попасть под «раздачу» репрессивного аппарата. Пример «Дагагрокомплекса», с одной стороны, радует тем, что деньги остаются в бюджете, а, с другой стороны, инвесторы поняли, что гарантии и обещания дагестанского правительства, даже закрепленные в судебных решениях и мировых соглашениях, ничего не стоят», — цитирует издание экономиста.

Напомним, что в конце прошлого года на одном из совещаний, посвященном вопросу освоения средств, поступивших на реализацию федеральных целевых и государственных программ на 2018 год, председатель правительства республики Артем Здунов в достаточно жесткой форме потребовал от руководителей ведомств освоения выделенных средств в установленные сроки (см. «Бюджет замкнутого круга», «НД», №?49 от 14 декабря 2018). На этом совещании все ответственные министры обещали уложиться в срок. «Кто и как выполнит поручения премьера, мы узнаем через две недели», — писало тогда «НД». Как видим, не все это смогли это сделать.

Оказались неосвоенными около 1,5 млрд рублей субсидий для Дербента, а более 6,2 млрд рублей и вовсе не успели перевести на счета назначения.

Так, самое серьезное отставание, свыше 2,8 млрд рублей, показало Министерство транспорта и дорожного хозяйства РД. «НД» ранее писало о том, что по сравнению с прошлыми годами Министерство транспорта и дорожного хозяйство РД и так допустило резкое снижение темпов строительства новых дорог. При этом мы предсказывали, что до конца года ситуацию выправить не удастся. Более того, согласно «Майским указам» в дорожном строительстве должен был быть ежегодный 20% прирост.

«Новое дело» попросило прокомментировать экспертов, как могло произойти так, что Дагестан не смог вовремя израсходовать 10 миллиардов рублей, когда каждая копейка на счету у Владимира Васильева.

Михаил Чернышов, 

к. э. н., старший научный сотрудник Института проблем рынка РАН

— Причины возврата Дагестаном 10 миллиардов неосвоенных рублей в бюджет страны достаточно прозрачны. Часть из этих денег была возвращена просто потому, что вовремя не смогли провести конкурс. Деньги зависли, но, возможно, их удастся вернуть с помощью дополнительного финансирования. Это не настолько фатальная ошибка. Другая часть денег, как объясняет глава Дагестана, это дополнительные доходы, которые должны были пойти в Дербент, но они пришли в конце года и провести их в законе «О бюджете» не удалось, а значит, и не смогли их освоить. Это ошибка в планировании, которую допустило дагестанское правительство. Насколько это было предсказуемо? Есть объективные причины, а есть и какие-то технические недоработки. Владимир Васильев в качестве примера экономии денег привел строительство моста. Был заказ на строительство за 1,5 миллиарда рублей, но потом был подписан договор на 500 миллионов дешевле. Тот же заказчик обязался исполнить контракт за меньшую сумму. Такой пассаж — не очень хороший пример. Если изначально был заключен договор на 1,5 миллиарда, то где эти люди, которые первоначально утверждали проектно-сметную документацию? Какую ответственность они понесли? По сути, если это все так, то должны быть наказаны люди, которые могли нанести крупный ущерб государству. Или же при повторном заключении контракта какие-то материалы были заменены, и теперь уже может пострадать безопасность. Мы все помним буйнакский мост и чем такие трагедии чреваты. Хотелось бы понять, почему так происходит. В принципе, вся система работает у нас за «полтора миллиарда», а где-то в частном случае решили сделать по-другому и сэкономили. Так, может, посмотреть, как система работает, и это окажется не единичным случаем?

Это все свидетельствует о том, что правительство работает своеобразно и поэтому невозможно понять до конца мотивы, почему за год правительство Здунова не смогло выстроить работу так, чтобы провести все конкурсы вовремя? Можно строить только догадки. Но такие действия правительства должен в своем отчете четко конкретизировать глава республики. Он должен отчитаться, как был потрачен бюджет года. Насколько эффективно работало правительство и дать ему оценку. Почему произошел возврат денег, кто понес наказание.

Если говорить об эффективности использовании бюджета, он и раньше использовался неэффективно. Это не проблема Васильева, это проблема дагестанской власти. Но сейчас мы говорим о Владимире Васильева. Рамазан Абдулатипов мог делать любые заявления, но у него не было такого веса. Поэтому мы к Васильеву относимся иначе. Требовать того же от Абдулатипова было бессмысленно. Он человек совершенно другого формата и сложно предъявлять к нему те же требования, что и к Васильеву. К Васильеву намного строже относится экспертное сообщество, потому от него высокие ожидания. Он олицетворяет федеральную власть, на него проецируется тот авторитет, который имеет президент страны Владимир Путин. И к нему повышенный уровень запросов от общества. Поэтому экспертное сообщество, пресса и общественники более пристально следят за действиями нынешнего главы. Почему высокие профессионалы не смогли освоить бюджетные средства? Впервые за долгие годы. Если говорить о дополнительных деньгах, то Сулейман Керимов и при Муху Алиеве (первый президент Дагестана. — «НД») заплатил в бюджет более 100 миллионов долларов, большие деньги. Тогда их смогли освоить. Поздно пришли деньги из бюджета РФ? Но и раньше в конце года тоже деньги приходили, а именно сейчас механизм работы правительства дает осечку. Объяснять, почему возникли эти недостатки, должны не глава Дагестана, не экспертное сообщество, а два высокопоставленных чиновника — премьер-министр и вице-премьер, курирующий финансовый блок. Они должны выступить и разложить по полочкам, как намерены исправить эту ситуацию, какая часть средств вернется в объект, кто наказан, кто снят с работы и кто на их место принят. Но сейчас эту ситуацию комментирует глава, который, мягко говоря, не ведет эти вопросы и не все детали знает по памяти.

Пока трагедии не произошло, но показатель профессионализма правительства для экспертного сообщества стал очевидным. Это подрывает доверие к правительству, его шагам, его действиям. Правительство не должно давать повода для критики. Мы не говорим о личных качествах членов правительства, мы говорим об их работе. Главная роль правительства — исполнять бюджет, так прописано в законе о правительстве, Конституции Дагестана.

Эдуард Уразаев,

Политолог

— Проблема возврата не использованных в течение календарного года средств возникает ежегодно, и она связана, с одной стороны, с тем, что регулярно деньги из федерального бюджета, полученные как дополнительные доходы из-за роста экспорта или других причин, поступают в конце года, а региональные власти просто не успевают израсходовать их в соответствии с требованиями законодательства. Дело в том, что надо разработать проект, включить в программу, провести конкурс на размещение госзаказа и подрядчик должен успеть выполнить работы в короткие сроки. Так случилось и в конце 2018 года. К этому добавились сэкономленные деньги, появившиеся после пересмотра стоимости ряда намеченных ранее проектов по строительству и закупкам товаров. Но, с другой стороны, частенько сбои вызваны ошибками при своевременном проведении тендеров на размещение госзаказов по строительству и при их исполнении из-за нерадивости подрядчиков. В конце 2018 года Артем Здунов проводил совещание о ходе реализации госпрограмм и там обещали уложиться в календарные сроки. Судя по появившейся информации, в основном опоздание связано с первой группой причин. И, судя по реакции Владимира Васильева, случившееся хотя и неприятно, но поправимо путем дополнительных бюрократических усилий и лоббирования в Минфине и правительстве России. Тут подходит поговорка «не стреляйте в пианиста… он играет, как умеет». Васильев не решился на кардинальную чистку кадров и это приводит к пробуксовкам в работе аппарата чиновников, но есть и объективные обстоятельства, связанные с требованиями законодательства. В России и, особенно, в Дагестане нужно быть не просто управленцем, а владеть искусством управления.

Халил Халилов, 

главный экономист фонда «Реальная политика»

— На экономике Дагестана очень болезненно сказалось то, что неизрасходованные суммы были возвращены в федеральный бюджет. Отразилось это снижением реальных доходов населения и розничного товарооборота в республике. А самое главное — отсутствием реализованных программных мероприятий, очень важных для социального и экономического развития республики. Эти деньги были нужны.

А произошло это, прежде всего, из-за того, что новая команда правительства действовала крайне нерасторопно в исполнении документов, в доведении их до реализации.

Например, у нас бюджет расписан по программно-целевому подходу. Каждая копейка в бюджете расписана. Вот есть комплексная программа по борьбе с терроризмом и экстремизмом. Ответственными исполнителями выступают разные министерства и ведомства. В том числе и республиканское Министерство информатизации, связи и массовых коммуникаций. Однако бывший глава ведомства после прихода в Дагестан Владимира Васильева из-за страха того, что он может сделать что-то не так, отказался подписывать документы по проделанной работе. Многие проекты оставались непрофинансированы. В 2018 году повторяется то же самое. Деньги должны расходоваться равномерно в течение года, но вот программа этим министерством начинает реализовываться ближе к октябрю. И в итоге из всего списка огромных мероприятий практически ничего не реализовывалось. И якобы сэкономленные деньги возвращались в Москву. Казалось бы, должна наступить ответственность исполнителей за несвоевременность и неполноту реализации принятых государственных программ. Но вся беда в том, что этого не происходит. Ни один из ответственных лиц не поплатился ни за что. А наоборот, некоторые получили благодарность, похвалу, даже при наличии сорванных проектов. Наблюдается абсолютная безответственность, боязнь того, что за исполнение документов могут наступить страшные последствия. И чиновники считают, что лучше провалить программу, чем ее исполнить. Потому что за неисполнение не наказывают, а за исполнение ты можешь попасть в немилость надзорных органов.

В этом году ситуация схожая. Скоро заканчивается февраль, вроде должно идти исполнение бюджета. Но если посмотреть на рынок госзаказов, то из всего огромного числа министерств, ведомств, учреждений, территориальных органов федеральной власти, одним из самых весомых заказчиков выступает Управление ФСБ. Это единственная структура, которая не боится провести заказы. Мы не видим никаких услуг, работ по огромному перечню заложенных в бюджет программных позиций. Неужели опять все идет по тому же сценарию, когда все будут стараться что-то сделать к концу года? Архикризисная ситуация — это последствия неэффективной работы неграмотного персонала. Чиновники и раньше не блистали профессионализмом, а сегодня еще хуже выполняют свои функции.

НД